Советы адвоката



Практика адвокатской работы показывает, что многие считают для себя услуги адвокатов очень дорогими, даже не удосужившись поинтересоваться расценками на эти услуги. Вследствие этой ошибки граждане и не обращаются к адвокатам (юристам), полагая, что сами справятся с возникшей проблемой, а, зачастую, и не видя никаких проблем, просто наобум совершая какие-то действия.

Когда, в связи с кризисом, поток граждан, обратившихся за юридической помощью, уменьшился, мы решили провести бесплатный прием для того, чтобы установить – у граждан стало меньше проблем, или они экономят на юридических советах?

Каково же было наше удивление, когда мы увидели, сколько граждан и с какими вопросами, к нам пришли.

Как юристам, нам обидно за людей и не понятно - неужели жаль потратить деньги на юридическую консультацию (700-1000 руб.) до того, как человек совершит роковую ошибку?

Вот на прием пришла девушка – она получила иск о разделе имущества от своего бывшего мужа, он делит квартиры. А квартиры эти образовались следующим образом: до замужества девушка получила по наследству квартиру в Москве. Квартира была продана, на часть денежных средств была приобретена квартира в г. Реутово, часть денег осталась. После этого девушка выходит замуж, и уже в браке приобретает квартиру в Москве, продает квартиру в г. Реутово, и приобретает новостройку в Подмосковье. Деньги от продажи наследственной квартиры и квартиры в Реутово  в банковскую ячейку не закладывались, проследить их судьбу и доказать, что все последующие квартиры приобретались именно на  средства от продажи квартиры, полученной до брака,  не представляется возможным. Кроме того, не совпадает сумма стоимости двух квартир со стоимостью наследственной квартиры, поскольку, по совету риелтора, в договорах купли-продажи была занижена стоимость квартиры.

Излишне говорить, что, приди девушка к адвокату или юристу перед тем, как совершить все вышеизложенное, потерь для нее не было бы вообще (кроме распавшегося брака, но это из области «…если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло»…)

Или вот пришел молодой человек с уже готовым исковым заявлением – он делит совместно нажитое имущество, квартиру. Он - человек с высшим образованием, специалист в своей области, но не в юриспруденции. Иск он составил вполне грамотно, воспользовавшись информацией из Интернета, но при оценке квартиры взял ее рыночную стоимость, причем, почему-то по-максимуму. Соответственно, и государственную пошлину он заплатил в размере 20 000 руб. (на тот момент – верхний предел, предусмотренный Налоговым кодексом). А ведь можно было взять справку о балансовой стоимости квартиры, на его требованиях это бы никак не отразилось, поскольку просил он не денежную компенсацию, а долю в праве. А вот на его кошельке бы этот факт отразился, причем, в лучшую для него сторону.

Обидно смотреть, как в судах люди, отстояв большую очередь в канцелярию, уходят ни с чем, только потому, что в канцелярию они стояли, чтобы спросить – какие документы нужно для подачи иска. Ну откуда же работники канцелярии это знают, если у вас, во-первых, пока нет иска, а, во-вторых, это – не функция работников канцелярии, им бы успеть всем дела и решения по делам выдать.

По этой же причине на дверях кабинетов практически всех судей висит объявление: «Суд консультаций не дает. На подачу исковых заявлений следует приходить с готовыми документами».

И это – правильно, поскольку «…пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать – сапожник». Адвокаты не просто так носят это звание. Адвокат должен сначала получить юридическое образование, затем отработать в юридической должности  не менее двух лет, и только после этого он может попытаться сдать квалификационный экзамен на адвоката. Поверьте, это очень сложный экзамен и отбор идет очень жесткий. (К слову сказать, когда некоторые граждане со знанием дела требуют у адвоката показать лицензию, даже не знаешь, как реагировать – смеяться или обижаться, когда люди не верят, что единственным документом, подтверждающим полномочия адвоката, является его удостоверение с регистрационным номером).

А уж опыт участия адвоката в судебных процессах – просто бесценен, обычному гражданину его нигде не получить. Телевизионные  передачи – не в счет: наши клиенты, побывавшие в настоящих судебных заседаниях, быстро понимают, как далеко то, что показывают по телевидению, от реальных судебных процессов.

Отдельно хочется затронуть тему участия адвоката в уголовном процессе.

Если гражданские, административные отношения касаются гражданина довольно часто, то уголовные, слава Богу, редко. Тем, на мой взгляд, и опасна ситуация. Человек не готов к ней, когда звонят и сообщают, что ваш сын (брат, муж и т.д.) задержан милицией за преступление. Не готов к ней и сам задержанный. Тем не менее, каждый должен взять себя в руки, и действовать. Для родственников – срочно искать адвоката, которому они могли бы доверять (искать через знакомых, или такой адвокат уже есть, не однажды помогавший в других делах – он, если не может участвовать в деле  сам, посоветует своего надежного коллегу); для задержанного – не давать показаний без адвоката, поскольку от первых показаний зависит очень много. Случается, что к задержанным применяются неправовые методы расследования, после которых он оговаривает себя. Затем в дело вступает адвокат по соглашению, даются правдивые показания, где задержанный сообщает, что его, к примеру, били сотрудники правоохранительных органов, поэтому он и оговорил себя, а в действительности к преступлению он не причастен. Но, поскольку прошло некоторое количество времени, доказать наличие и факт побоев не представляется возможным, следователь, суд, прокурор считают, что смена показаний вызвана тем, что пришел ушлый адвокат, научил подозреваемого (обвиняемого) врать, и не стоит доверять этим показаниям.

Есть еще одна причина, по которой адвоката следует искать как можно быстрее. Дело в том, что задержанного нужно допросить в присутствии адвоката, и следственные органы его обязательно предоставят – это будет либо их знакомый адвокат (излишне объяснять, для кого он будет стараться, хотя Кодексом чести адвокатов сотрудничество с правоохранительными органами адвокатам запрещено), либо случайно вызванный незнакомый вам адвокат. Согласитесь, адвокат, с которым заключено соглашение, приехавший защищать именно вас и только вас, гораздо лучше. Конечно, адвокат по назначению будет защищать ваши права, но как говорится, «без фанатизма».

Да, мы – адвокаты, мы и в этом случае долг свой выполним, но подозреваемому (обвиняемому) нужно больше: он хочет, чтобы к нему в СИЗО приходил адвокат, чтобы адвокат встречался с его родственниками, чтобы адвокат день и ночь думал о том, где найти доказательства алиби, искал и встречался со свидетелями, уговаривал их придти в суд… А адвокату без оплаты даже до СИЗО доехать будет не на что, или он это должен делать почему-то за счет других клиентов?

В практике встречаются люди, которые «из принципа» заявляют: «Я могу заплатить, но я знаю, что мне положен бесплатный адвокат. Вот и давайте мне бесплатного адвоката». Очень глупо экспериментировать над своей судьбой. Кроме того, задумайтесь – если Вам это гарантирует государство, то оно и платит адвокату, потому что как таковых «государственных» адвокатов у нас нет. То есть, еще раз повторюсь,  по просьбе следователя для проведения следственных действий приезжает любой адвокат, и разбирается на месте – заключает соглашение (вы оплачиваете его услуги), либо работает по назначению органов предварительного следствия (работу оплачивает государство, а в каком размере – в своем постановлении указывает следователь). По-моему, без комментариев.

Да и на самом-то деле, Конституция гарантирует не бесплатную, а КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ юридическую помощь.

Напоследок – пример из личной практики:

Как-то вечером мне позвонил клиент, в отношении которого было возбуждено уголовное дело. Дело находилось уже в суде, мы ожидали судебное заседание. Но позвонил он по другому поводу. Он сообщил, что сейчас к нему в квартиру приехали сотрудники милиции, пояснили, что на него написано заявление, и поэтому он будет доставлен в ОВД. Я попросила передать трубку оперативному  работнику, который пояснил, когда и в какой ОВД будет доставлен  мой клиент. При этом оперативник сказал, что, поскольку на дорогах пробки, а клиента повезут на машине, я могу не торопиться. Однако я решила, что лучше подожду в отделе, и выехала в ОВД. Там я обнаружила, что клиента уже привезли в ОВД и с ним «беседует» оперативник. Не успела я вмешаться в «беседу», как в кабинет буквально влетел второй оперативник, быстро устремясь к задержанному. Первый едва успел его предупредить: «Это адвокат!» Таким образом, от физического и психологического насилия на данном этапе клиент был огражден. Но все это было лишь началом того фарса, который устроили сотрудники милиции. Как оказалось, в милицию поступило заявление от девушки моего клиента, с которой они знакомы около двух лет. Накануне они поссорились, причем прилюдно, на улице, прохожие вызвали милицию, и ей ничего не оставалось делать, как написать заявление о том, что у нее похищен телефон.

Все это в совокупности с тем, что задержанный молодой человек имел постоянное место жительства, учебы, ранее не был судим, телефон не был обнаружен, а показания так называемой потерпевшей, как и ее личность, вызывали большие сомнения, должно  было заставить сотрудников милиции крепко призадуматься над тем, а стоит ли вообще торопиться с возбуждением уголовного дела? Как человек, имеющий десятилетний опыт работы в правоохранительных органах, я знала, как часто меняются показания таких потерпевших, написавших заявление в порыве мести, злости и других непривлекательных чувств. И поскольку начальник следствия показался мне человеком адекватным, который в силу своего опыта должен был понимать то же самое, я попыталась ему изложить всю перспективу этого дела. Вернее, ее отсутствие. Меня корректно выслушали, но приняли решение задержать молодого человека. У начальника следствия либо не хватило опыта просчитать ситуацию, а, скорее всего, просто моральных сил согласиться с тем, что адвокат прав, а милиция – нет. Не у каждого хватает силы духа признаться в том, что он не прав.

Тем временем задержанного препроводили в ИВС. До того, как следствие выйдет с ходатайством перед судом об избрании меры пресечения в виде ареста, нужно было провести немалую работу. Обычный набор – сбор положительного характеризующего материала, но здесь нужно было что-то еще. Зная, что до ареста с задержанным будут проведены очные ставки, я побывала на месте происшествия, изучила обстановку, чтобы знать, какие вопросы задавать в ходе этого следственного действия и ориентироваться на местности.

На первой же очной ставке со свидетелем выяснилось, что она действительно видела, как молодые люди ссорятся, но ничего про похищение телефона не знает. Это уже пробивало брешь в доказательствах со стороны обвинения. Но радоваться было еще рано - потерпевшая на очной ставке твердо стояла на своих показаниях, и только на этом доказательстве парня могли арестовать. И тут помогло знание местности, где все происходило. В показаниях потерпевшей было обнаружено несколько нестыковок, и пара-тройка моих вопросов поставили ее в тупик. Через некоторое время она не выдержала и разрыдалась, рассказав, что на самом деле заявление она написала сгоряча, а сотрудники милиции запретили ей менять показания, пригрозив, что тогда в отношении нее будет возбуждено уголовное дело. По этой причине и рассказала она мне об этом без протокола. То есть документальных доказательств у нас не было. Однако эту ситуацию нужно было использовать, тем более, что девушка очень хотела помочь парню, она не ожидала, что дело зайдет так далеко и возникнет вопрос с арестом. Я попросила написать ее заявление о том, что парень никаких угроз ей не высказывает, что она не опасается того, что он останется на свободе, более того, она просит не арестовывать его. Для подстраховки я попросила ее проехать с нами в суд.

Хочу сказать, что до суда мы не доехали: опытным в этом районе оказался прокурор, который изучив материалы уголовного дела, и, самое главное - протоколы очных ставок, не поддержал ходатайство следствия об аресте. А через месяц дело прекратили за отсутствием состава преступления. Правда, и тут следствие не нашло в себе сил сразу признать свои ошибки: в течение месяца нам сообщили, что материалы дела то у начальника на проверке, то на экспертизе, то еще где-то. Когда мы все-таки получили постановление о прекращении уголовного дела, оказалось, что вынесено оно за три недели до этого, буквально через неделю после несостоявшегося ареста.

Так что просить и уговаривать таких людей, ложно и неправильно понимающих выражение «честь мундира», бесполезно и ни к чему.

Адвокат ПГКА                                              Коробкова С.Л.